Бомж: Лолита в лохмотьях и без макияжа потрясла своим видом

Юрий Грымов, который уже пятый год руководит театром «Модерн», старается давать всем сестрам по серьгам – в репертуаре есть и «Война и мир», и спектакль про Курта Кобейна. Режиссер не боится экспериментов. Но, пожалуй, самым смелым его решением стало приглашение Лолиты на главную роль в драматическом спектакле.

Гоголевская «Женитьба» не сходит с театральных подмостков – сегодня иди на нее хоть в театр имени Маяковского, где блистает Светлана Немоляева, хоть в Малый театр, где играет Ирина Муравьева. Но поставленный Юрием Грымовым спектакль в «Модерне» – явление совершенно особое. Режиссер объединил на сцене три пьесы – «Женитьбу» Николая Гоголя, с «За чем пойдешь, то и найдешь» (ее часто называют «Женитьбой Бальзаминова») Александра Островского и «Предложением» Антона Чехова. В каждом из этих классических произведений есть невеста, которая и стала связующей нитью. К Агафье Тихоновне в «Модерне» сватаются и Бальзаминов, и Ломов. И выглядит такая неожиданная связка очень органично.




Но Грымов был бы не Гримов, не придумай он оригинальный ход. Никакого нафталина и костюмов из XIX века. Его герои – бомжи, которые живут на заполненной спутниковыми тарелками крыши многоэтажки. Тут же валяется огромный заброшенный ржавый серп и молот, который прежде, вероятно, украшал фасад, а теперь снят и заброшен как хлам. Брошены и люди.

Путешествие на Сицилию отставного лейтенанта Жевакина (Константин Конушкин), чиновничья служба Подколесина (Юрий Анпилогов) и Яичницы (Петр Ступин) – все в прошлом. В новых реалиях они оказались никому не нужны и стали бомжами. Все, что у них осталось – воспоминания и некогда парадная, а теперь превратившаяся в лохмотья, одежда.

И невеста Агафья Тихоновна на их фоне очень богата. Ее приданое – старые матрасы и книги, картины, коробки, пакеты. Все то, чему место давно на свалке, но что так греет душу… Да и сама она – в лохмотьях, без макияжа, без лоска. И в этом – ее очарование!

Кто бы мог подумать, что Лолита окажется интересной характерной драматической актрисой. В роли Агафьи Тихоновны она органична – ей удалось показать комическое начало, быть на сцене трогательной, беззащитной. «Для меня самое важное в спектакле то, что в версии Юрия Грымова Агафья Тихоновна – не дура» – улыбается Лолита.

Возможно, она, играя эту роль, вспоминает какие-то личные моменты своей биографии, ведь были среди ее мужей самые разные по статусу, доходу, комплекции и возрасту. Как говорится, «если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича…»

Удивительно, что не меняя классических текстов, Грымову удалось создать очень сатирический спектакль. Чего только стоит чеховский Ломов, как две капли воды и внешностью, и голосом похожий на президента Беларуси Александр Лукашенко. И когда он на ржавом серпе и молоте мелом рисует схему, где «Воловьи Лужки граничат с вашим березняком», зал просто лежит от смеха. «Из бумаг это видно… Воловьи Лужки были когда-то спорными, это – правда; но теперь всем известно, что они мои. И спорить тут нечего. Изволите ли видеть, бабушка моей тетушки отдала эти Лужки в бессрочное и в безвозмездное пользование крестьянам дедушки вашего батюшки», – убеждает Ломов Купердягину. И все, конечно, узнают события по переустройству границ, свидетелями которых мы все являемся А когда появляются огромные глаза Самого Главного, сомнений не остается.

Грымов выстраивает каждую сцену словно кадр в кино – у него большой опыт. Здесь все важно, все значимо – от звука хода часов, которые словно бы отмеряют бабий век Агафьи Тихоновны до культовых советских песен, где и «Александра», «Как молоды мы были», «Космодром». Это шлягеры той эпохи, которая ушла вместе с серпом и молотом.

«Женитьба» с Лолитой, конечно, станет событием театральной Москвы. Трактовка, актерская игра, идея, преображение Лолиты – здесь все достойно внимания. Играть же спектакль певица планирует дважды в месяц, совмещая работу на театральной и эстрадной сценах.